Каменка (гарнизон)
Меню сайта

Мини-чат

Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Наши друзья

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 22.05.2017, 20:33

Каукъярви, Бобочино Kaukjarvi 

  Поселок. До 1939 г. деревня Kaukjarvi входила частью в состав волости Уусикиркко и частью в состав волости Куолемаярви Выборгской губернии (Финляндия). Эта самая большая и самая древняя деревня волости, состояла из целого ряда небольших деревушек, почти вплотную примыкавших друг к другу. Селения те носили следующие названия: Хюттиля, Томмила, Уимола, Таамала, Кискола, Келола, Лейстола, Вилликкала, Хяннилоя, Коккола и Талпола. Помимо них юго-восточную часть территории Каукъярви занимало русское дачное селение Бобочино. Деревня Каукъярви получила это название от вытянутого озера, вдоль которого она и расположилась. В свою очередь озеро унаследовало свое название от родового имени Кауко, которое носил один из первых известных нам обитателей этих мест. Упоминание об его потомке, фрельзовом крестьянине Эрике Кауконене относится к 1556 г. 

  Согласно найденным на берегах озера Каукъярви археологическим находкам ученые сделали вывод, что первые обитатели этих мест появились здесь не позднее III-го тысячелетия до нашей эры. По керамическим и каменным предметам доисторической эпохи можно судить, что древнейшее поселение на побережье Каукъярви было постоянным местом проживания первобытного племени.

  В исторических летописях имя Каукъярви упоминается впервые в 1348 году, когда король Швеции Магнус Эрикссон купил окрестные земли Каукъярви у прежнего владельца Лютера Свинакула. Он подарил впоследствии их Х.Т. Ваэдуса, который затем продал землевладения Нильсу Туренсону Бъелкэ. Последний 24 июня 1362 г. подарил территории Каукъярви уездному судебному округу Ваксъйо с условием, что когда в Карелии учредят епископат, то эти земли должны будут отойти в его ведение. Позднее Каукъярви перешло из церковных владений к фогту Эврепя Альбрехту Толку по указу Густава Вазы. Земли Каукъярви переходили из рук в руки пока фогт Грипсгольмского замка Магнус Рам не получил их в качестве ленного поместья, а местных крестьян обложили налогами и штрафами в пользу их нового господина. Согласно документам, датированным 1541 г., крестьяне Каукъярви снова оказывались в подчинении короля, но впоследствии их земли перешли под попечительство следующего хозяина - коменданта Выборгского замка Магнуса Нильсона, который получил Каукъярви за свои заслуги перед королем. Однако вскоре милость монарха отвернулась от героя, уличенного в злоупотреблениях, и Каукъярви опять вернулась в королевские владения. В 1557 году Густав Ваза предложил Клаусу Кристерсону Горну основать на территории Каукъярви королевский скотный двор, на службу в который набирались бы преуспевающие в сельском хозяйстве и животноводстве крестьяне. Король в том же году передумал и взял имение Каукъярви в свою наследственную собственность, так как являлся родственником бывшего владельца имения Нильса Туренсона из рода Бъелкэ. После кончины Густава Ваза поднявшийся на шведский престол Эрик возвратил земли Каукъярви в состав уезда Эврепя. Определенную самостоятельность Каукъярви отражает также тот факт, что уже в 1553 году здесь учредили уездный суд со своим нотариусом и заседателями.

  С ранних времен зародилась в Каукъярви церковная деятельность. Начиная с XV века стояла уже на мысу Пиританниеми христианская церковь Святой Бригитты. Святая Бригитта была покровительницей Уусикиркко. Она прожила благочестивую жизнь и скончалась в 1373 году. В своей миссионерской деятельности она успела основать широкую сеть монастырей и в католическом мире ее считают великой святой. По народному преданию Святая Бригитта в свое время владела землями Каукъярви и сама построила здесь первую церковь, а вместе с ней и свое жилище. По предположению церковь Святой Бригитты могла иметь статус ленного капелланства Каукъярви. Последнее богослужение в капелланстве проводилось в день Святой Бригитты в 1781 году. Поскольку обветшавшее здание храма после этого более не ремонтировали, местные крестьяне построили поблизости здание барачного типа, простоявшее вплоть до середины прошлого века. По рассказам старожилов в этом здании было маленькое окошко и стол, на котором лежала Библия. У здания храма находилось старинное кладбище, на котором последних усопших хоронили в 1781 году. Когда в начале этого века на мысу строили лесопилку, то в земле находили истлевшие останки и старинные вещи. Рассказывают, что церковные колокола каким-то образом спрятаны в озере, но несмотря на многочисленные поиски обнаружить их никому так и не удавалось.

  Каукъярви являлась частью волости Уусикиркко и здесь, как и в других местах, начиная с XVIII века ощущалось русское влияние, выразившееся даже в том, что северная часть деревни Каукъярви получила русское название Бобочино. Многочисленные санкт-петербургские дачники, скупившие тут участки, собрали средства на строительство православного храма, который был возведен на участке уроженца Иркутска купца Кирилла Огородникова в 1853 г. и освящен 19 декабря в честь святых Иннокентия и Николая. В церкви находилось много дорогих икон, в том числе две иконы Святой Марии и одна Сергия Радонежского.В 1893-94 гг. в церкви провели ремонт на средства госпожи Садовской и расширили часть помещений при содействии Синода на средства Прасковьи Медянцевой. После реконструкции церковь освятили вновь в честь святого Иннокентия. Колоколов в храме было 9, самый крупный весил 720 кг. Вокруг церкви размещалось небольшое православное кладбище. Храм все-таки погиб в огне советско-финляндской войны, а кладбище было осквернено и разграблено спустя пару десятилетий отечественными вандалами.

  В начале века в окрестностях Бобочино на своих дачах проживали такие достаточно известные личности как знаменитый издатель А.С. Суворин, автор исторического труда "Покорение Финляндии" тайный советник Ц. Ордин и ювелир школы Карла Фаберже - А. Кейбел. Их особняки были окружены небольшими прекрасными парками с фонтанами, прудами и тенистыми аллеями. К сожалению, теперь эти места почти невозможно узнать.

  Еще в прошлом веке часть территории Каукъярви использовало российское военное ведомство в качестве летнего артиллерийского лагеря. Железнодорожная станция Перкъярви [ныне ст. Кирилловское] являлась вначале разгрузочным пунктом, откуда боеприпасы и орудия доставляли к полигону. Вскоре для этой цели от станции Перкъярви построили отдельную железнодорожную ветку к самому полигону, насыпь которой сохранилась и поныне.

  Население дачного поселка и близлежащих карельских деревень многократно возрастало в летнее время за счет приезжавших сюда офицерских семей. Солдаты размещались в палатках, а командный состав предпочитал квартировать в более комфортных условиях. Для местных крестьян нашествие такой орды приезжих сулило даже известные выгоды, поскольку это вызывало торговый бум и всевозможные товары шли нарасхват. В окрестностях лагеря возникало множество лавок, магазинчиков и кафе, не испытывающих недостатка в покупателях. Помимо ежедневных военных занятий в лагере устраивали также строевые смотры и показательные выступления, посмотреть которые стекалось множество народу. В Бобочино квартировал талантливый генерал, который изобрел картографическую камеру "НЕНОН", ставшую сенсацией в области военной науки.

  После отделения Финляндии от России русские войска сменил финский гарнизон, который размещался в Каукъярви вплоть до захвата Уусикиркко передовыми частями Красной Армии в середине декабря 1939 года. В послевоенное время советская администрация включила территорию старого Бобочинского полигона в состав ГосЛесфонда. Позднее, решением исполкома ЛеноблСовета от 21.1.1948. этот участок площадью 19597,5 га был отведен под артиллерийский полигон и лагеря, находящиеся в ведении ЛенВО.

  Русское население поселка Бобочино резко сократилось после революционных событий в России и гражданской войны в Финляндии. Недостаток населения восполнили финны, переехавшие в Каукъярви в 20-е годы из различных районов страны. В 1926 г. жители поселка организовали собственную пожарную дружину. Патриотическое движение было представлено местной шюцкоровской организацией и ее женским отделением "Лотта Свярд".

  Народная школа, основанная в 1933 году, находилась напротив православной церкви. Вдоль центральной улицы поселка вереницей тянулись магазинчики, кафе, почта, фотоателье, парикмахерская. По другую сторону недалеко от школы стоял дом шюцкора, за ним гостиница, далее - дом офицерского собрания. После 1918 года название Бобочино употреблялось все реже и реже. Более широкое распространение получило прежнее изначальное имя местности - Метсякелола (в переводе - Лесная Келола). В настоящее время вся территория бывшего селения Бобочино застроена многоэтажными зданиями военного городка Каменка и от старых строений практически ничего не сохранилось.

  К югу от Бобочино (или Метсякелола) непосредственно на побережье озера Каукъярви вытянулись рядком типичные карельские деревеньки Талпола, Коккола, Хяннилоя, Уус-Валкки, Вилликкала, Лейстола, Келола, Кискола и Таамала. Свои названия эти населенные пункты унаследовали, главным образом, от родовых имен первопоселенцев. Первая народная школа Каукъярви была основана в местечке Келола, там же находился и деревенский бакалейный магазин. В Келола было также довольно много русских дач, принадлежавших в свое время коллежскому секретарю Петтеру Шенку, коллежскому советнику Ефиму Герасимову, барону Евгению Александровичу Таубе, капитану Александр Владимирович Скапишенко, купцу Леонтию Георгиевичу Кисарееву, Гансу Марку, кандидат петербургского Университета Всеволоду Святковскому, жене тайного советника Александре Зибин, статскому советнику Ивану Голумову, генералу Колтону Добржинскому, Софьи ван Лохман, настоятелю церкви протоиерею Петру Ивановичу Скипетрову и Марии Шаховой. В местечке Кискола стояла также дача коллежского советника Аркадия Вальдштейна, в Вилликкала были дачи г-жи Елизаветы Дубовой, коллежского асессора Андрея Петровича Каченовского и купца Николая Немилова, в Талпола располагались дачи землеторговца Петра Зубарева, г-жи Агрипины Ивановны Никитиной, Элизабет Дюпов, Ц. Ордина; в Таамала в своей вилле жила вдова действительного статского советника Варвара Феодосьева, а в Коккола, предположительно, находился второй особняк надворного советника Цезаря Ордина, автора известного в свое время труда "Покорение Финляндии".

  Основным занятием крестьян было земледелие и скотоводство, но немалый доход также приносило и рыболовство. Озеро давало обильные уловы щуки, леща, угря, под корягами водилось множество раков. В ручьях плескалась форель, которую ловили обычно весной. Крестьянские хозяйства были небольшими, в среднем площадь каждого поля не превышала 10 га. Участки вытянутые в длину начинались прямо от домов, которые стояли вдоль шоссе. В палисадниках росли сирень и яблони, а холмистые берега озера окаймляли черная ольха, черемуха, березы и даже такие редкие в этой местности деревья как вяз и дуб. Наиболее распространенными сельскохозяйственными культурами являлись рожь, овес и ячмень, а начиная с середины 30-х годов здесь стали выращивать и пшеницу. Хорошие урожаи давал картофель.

  Молочное животноводство в Каукъярви было развито настолько, что уже в начале 30-х годов основали собственный маслобойный цех. В нескольких километрах от Таамала на перешейке меж двух красивых озер Суур-Сяркъярви и Пиен-Сяркъярви [теперь эти озера называются соответственно Большое и Малое Красноперское] размещался колбасный завод немецкого предпринимателя Антона Маршана. В 1920-х годах он основал свое производство в одном из брошенных русских особняков бывшего дачного поселения "Леовилла". На полпути к заводу дорога пересекала быструю речушку Коскелан-йоки. Место это носило название Руукки (от шведского слова "bruk" - железоплавильный завод). Вероятно еще в период шведского господства со дна реки добывали железосодержащий песок, из которого выплавляли железо. В самой деревеньке Таамала была небольшая смолокурня, где производили вар, скипидар и варили смолу. Из-за этого местечко иногда называли Пикируукки. В Каукъярви работали также и два небольших лимонадных цеха, а в прежнем имении Кейбела построили мельницу и драночную мастерскую.

  В конце 1939 года селение Каукъярви, куда входили все вышеперечисленные деревни, насчитывало свыше 200 жилых домов. Самыми распространенными фамилиями среди проживавших в них крестьян были: Кокко, Тюеппенен, Мелланен, Коли и Келонен. Из семей русских эмигрантов следует упомянуть Кипарских, Верстовых, и Романовых.

  30 ноября деревню облетела весть о начале советско-финляндской войны. Тяжелые подводы, груженые домашним скарбом, потянулись на север. Как только деревни покинули последние жители, то по домам прошли специальные подразделения факельщиков, выполняя приказ командования об уничтожении всех жилых строений. Эта вынужденная мера лишила наступающие части Красной Армии возможности размещения в теплых помещениях.

  Когда финские войска в конце августа 1941 г. вновь заняли свои территории, то состояние жилого фонда в Каукъярви оказалось следующим: в деревне Таамала пригодным к жилью был лишь один дом, в Келола - 13, в Лейстола - 2, остальные селения практически перестали существовать. Возвратившееся из эвакуации население в течение трех военных лет успело восстановить свои жилища, но в июне 1944 г. их пришлось оставить во второй раз...

  Советские переселенцы начали прибывать в опустошенный войной край вскоре после окончания военных действий на Карельском перешейке. Наиболее пригодной для проживания оказалась, вероятно, деревня Кискола, в которой разместилось подсобное хозяйство "Ленснабуголь". Работникам этой организации в 1948 г. пришлось придумать своему селению новое название - "Ручьи". И все же несколько месяцев спустя решением вышестоящих инстанций деревня Кискола была вновь переименована во "Владимирово" (в память лейтенанта А.Ф.Владимирова, могила которого находилась близ деревни). Позднее деревня Кискола прекратила свое существование, а название "Владимирово" перенеслось на новостройку, занявшую земли бывших деревень Талпола, Коккола и Хяннилоя. Зимой 1948 г. по решению исполкома Райволовского райсовета местечку Бобочино было сохранено прежнее наименование, но через несколько месяцев это решение изменили и деревню переименовали в «Каменку». Все переименования закрепили Указом Президиума ВС РСФСР от 13 января 1949 г.

Copyright MyCorp © 2017