Советский (Vaahtola)
Меню сайта

Мини-чат

Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Архив записей

Наши друзья

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Поиск

Приветствую Вас, Гость · RSS 20.10.2017, 06:33

Деревня Ваахтола располагалась на материке, со стороны моря ее прикрывал небольшой архипелаг. Ей исторически суждено было стать центром волости Йоханнес, и это произошло с течением времени, когда там сосредоточились административные и церковные службы. Развитие деревни началось с основания в ней храма
Храм и старое кладбище деревни Ваахтола

Первая церковь прихода Каки была основана в XVII веке на мысу Кирккониеми. Но к середине XVIII века она обветшала до такой степени, что зимой через прохудившуюся крышу внутрь
помещения попадал снег. Тогда было принято решение о строительстве новой деревянной церкви в Ваахтола, которую возвели по проекту Туомаса Суйкканена в 1756 г.

Вид на деревню Ваахтола с церковной колокольни

Вскоре вокруг храма
возникло небольшое кладбище. В ту пору существовал обычай хоронить усопших прямо в церкви, но далеко не все могли удостоиться такой чести. Простой и бедный люд находил свое упокоение обычно возле неё. В 1772 г. вышло постановление о том, что все без исключения захоронения следует производить только на церковных кладбищах. Тогда же кладбище в Ваахтола огородили деревянным забором, который, впрочем, быстро сгнил. После этого кладбище обнесли каменной стеною, остатки которой сохранилась до наших дней.




Лютеранская церковь Johaness Экстерьер


Лютеранская церковь Johaness Интерьер


Алтарная росьпись

С тех давних пор маленькая деревня Ваахтола начала превращаться в большое село, ставшее центром волости. Полтора столетия простояла лютеранская церковь Йоханнес в центре небольшого приходского кладбища, окруженного каменной оградой. Но время шло, и в 1888 г. на холме Ситтамяки на противоположной стороне дороги возвели новую церковь из красного кирпича.

Создателем ее был архитектор Вилениус. Великолепное здание в стиле неоготики стало украшением села, а ее высокая колокольня играла роль маяка для моряков и рыбаков, возвращающихся домой. Алтарь расписал известный художник Венни Солдан-Брофелт.

Старое кладбище к тому времени достигло своих естественных пределов, и расширению не подлежало. Тогда определили место для нового кладбища возле дороги, ведущей к холму Сомеромяки (Галечная горка). Прежнюю деревянную церковь разобрали, а старое кладбище при ней постепенно покрылось тленом забвения. Деревянные кресты сгнили, каменные надгробия попадали и вросли в землю.

В 1930-х гг. община вдруг вспомнила о покоящемся в земле прахе предков. Тогда нашли и старый церковный фундамент, по периметру которого посадили декоративный кустарник, привели в порядок некоторые надгробия и склепы. Текст одного из надгробий гласил, что под ним покоится прах пробста и настоятеля Фредрика Густава Палмауса. Он служил капелланом Каки с 1779 г. до своей кончины в 1803 г. В десяти метрах от этого надгробия возвышался склеп, где погребен бывший владелец усадьбы Кирьола господин Альфтан. За склепом, возле фундамента старой церкви, стоял, окруженный железной оградой, черный памятник немецкого семейства Велтейм. В западном углу кладбища когда-то находился и склеп владельца Роккальского стекольного завода помещика Якоба Лунда.

От кладбища к заливу вела небольшая улица. Там на небольшом мысу стоит расколотый надвое валун солидных разме
ров. По преданию, этот валун в XIII веке служил пограничным знаком. Здесь якобы проходила древняя граница между новгородцами и племенной территорией Карелии. Хотя исторических подтверждений этому факту не имеется, эта версия представляет интерес. В 1323 г. новгородско-шведская граница утвердилась официально по руслу реки Сестры. До превращения деревни в промышленный центр жители Ваахтола добывали средства к существованию главным образом рыболовством и земледелием. Важное место в жизни деревни занимало и животноводство. Немного южнее Ваахтола находился остров Сувисаари, в переводе с финского — Летний остров (после переименования 1948 г. он стал называться «Теплым»). Сувисаари и материк разделял узкий мелкий пролив. В летнее время коровы просто переплывали его в сопровождении мальчишек-пастухов и кормились на прекрасных пастбищах острова весь сезон. Хозяйки на лодках ежедневно плавали на остров доить коров.

Позднее большая часть населения превратилась в наемных рабочих, и была занята на предприятиях Хакмана и железной дороге. В 1910 г. рабочее общество волости Йоханнес построило собственное здание. В 1925 г. вступает в строй железнодорожный участок от Койвисто до Выборга, проходящий через село Ваахтола. Станцию называют по имени прихода — Йоханнес. Постепенно это название переходит и на село.
К концу 1930-х гг. в Ваахтола имелись начальная и средняя школы, аптека, пожарное депо, рынок, стадион и дом молодежного общества.

30 ноября 1939 г. над Йоханнесом пронеслись советские бомбардировщики. Церковь получила несколько прямых попаданий, в результате чего возник пожар, уничтоживший все внутреннее убранство. Население начинает эвакуироваться вглубь страны. 18 февраля 1940 г. Красная Армия практически без боя захватила село.
Летом 1940 г. в Йоханнесе появились советские рабочие для восстановления целлюлозного завода. В качестве строительного материала были использованы кирпичи церковного здания, которое к осени разобрали до основания. Жилого фонда в Йоханнесе еще хватало, так что до восстановления сгоревших домов руки не дошли.
После того, как в конце августа 1941 г. волость была освобождена от советских войск, власти начали планировать создание воинского захоронения на территории старого кладбища. К лету 1944 г. на кладбище появились низкие белые кресты, выстроившиеся дугообразными рядами.

19 июня 1944 г., преодолевая незначительное сопротивление финнов, в Иоханнес вошли советские войска. Летом 1945 г. туда снова приехали рабочие для восстановления комбината. Во время второй войны он пострадал гораздо меньше. Облик финского Йоханнеса начал постепенно меняться: военное кладбище было пущено под бульдозер, появились новые дощатые общежития, Дом культуры и прочие атрибуты советского образа жизни.
16 января 1948 г. постановлением исполкома Йоханнеско-го поссовета (на основании протокола собрания рабочих, ИТР и служащих ЦБК от того же числа) поселку Иоханнес присвоили наименование «рабочий поселок Ивановское» с мотивировкой «по переводу с финского». Спустя несколько месяцев название изменили на «рабочий поселок Красновское», обосновав причину так: «В честь Героя Советского Союза Краснова А.Н., героически сражавшегося на территории Выборгского р-на в финской кампании». В конечном итоге поселок переименовали в «Советский», подобрав другого героя по фамилии Советский (Ст. лейтенант Советский Михаил Александрович, 1917 г.р., штурман авиазвена минноторпедного-авиаполка 1-го гвард. минно-торп. полка ВВС КБФ, погиб 22 июня 1944 г., похоронен в Ленинграде). Переименование закрепили Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 октября 1948 г. Станция Иоханнес меняла свои названия совершенно синхронно: Ивановское -> Красновская -> Советский.

Период советского освоения Иоханнеса достаточно полно отражен в воспоминаниях Бориса Антоновича Кривова:
«Мой отец в 1945 году был освобожден из концентрационного лагеря в Германии, куда был угнан на работы с Украины, по-моему, в 1942 году. Получил разнарядку на восстановление ЦБК п приехал в Советский. Здесь же он познакомился с моей матерью, тоже участвовавшей в работах по наладке производства. Финны перед отходом практически уничтожили завод, приходилось восстанавливать почти всё заново. Приведу небольшой пример титанического труда людей, которым партия поставила задачу в кратчайшие сроки наладить производство. Чтобы древесина попала в переработку сё сначала свозят на так называемую древесную биржу, которая находится в непосредственной близости от самого завода. Там древесину разгружают из вагонов, сортируют и отправляют в перерабатывающие цеха. Так вот, для того на бирже существует двухосный железнодорожный кран. Ширина между осями метров 50, а может и более, высота около 15 метров. Чтобы он не достался русским, финны его разобрали на части и затопили на порядочной глубине в заливе. После воины начались работы по поиску крана и его поднятию. Работы были проведены в полном объеме и кран и по сей день используется по своему прямому назначению. Много тогда оборудования со дна доставали. Что-то налаживали, а что-то было выведено из строя безвозвратно. Биржа представляет собой полуостров, вытянутой формы, довольно длинный. Под землей после войны обнаружили ходы, там у финнов не то склады были, или ещё что-то. Тянулись они почти под всем полуостровом. Мы пацанами лазали туда, но уже тогда часть ходов была обрушена, а потом все входы под землю и вовсе завалили в целях безопасности, чтобы никто не лазил.

Железнодорожная станция

Жили бедно, но не хуже других. Работали очень много, практически без отпусков и выходных. Отец у меня был человек необычайно работящий, честный и безотказный, да и мать тоже. Война, лагерь оставили на отце неизгладимый отпечаток. Он легко выходил из себя, был строг и без раздумий применял физические наказания. Мать, как могла, защищала нас, но и сама за дело могла наказать. Мы с братом были далеко не подарки.
После финнов в посёлке осталось довольно много домов, некоторые совершенно целые, некоторые разрушенные перед отступлением или советской авиацией. Церковь разбомбила наша авиация вроде как, а церковь судя по фундаменту большая была, почти как в Койвисто. Осталось очень много хозяйственных построек, погребов, построенных с присущей финнам основательностью. Почти у каждого, кто вселился в старые финские дома не было нужды строить всё заново.

Финские памятники на месте разрушенной церкви

Разрушать перед отходом такие основательные сооружения, сложенные из гранитных блоков, я думаю, не было ни сил ни времени... Больница сохранилась полностью, после войны она сначала использовалась как школа, но потом, уже в 60-е, снова стала использоваться по своему прямому предназначению. Здание построено из хорошего бетона, по сей день выглядит как новое. Клуб тоже сохранился, в нём в советские времена крутили фильмы, устраивали танцы. Рядом с клубом была летняя танцплощадка, играл оркестр. Рядом с площадкой стоял ларёк, где мы пацанами покупали пиво. Танцы устраивались по выходным, приходили люди с соседних деревень, не обходилось без драк. В милицию забирали, помню, не один раз. Потом дома от отца попадало. А природа какая тогда была...почти девственная. Отец с детства привил нам любовь к природе. Он любил рыбалку и нас с братом брал с собой. Помню, бывало, в выходной отправимся на целый день. Еды с собой брали минимум, так как не было. Кусок хлеба, лук, соль. Вот наверное и всё.

Лодки в то время были большой редкостью, да и не так нужны они были, рыбу можно было хоть руками ловить. Рыбы было очень много, не то что сейчас. В воину ведь мало кто ловил, да и сетями не выцеживали как сейчас. На удочку даже угрей ловили. А лещи какие? Как печные заслонки. Отец всегда много рыбы привозил домой, залив давал нам очень хорошее питание. Мы и сами рыбачили и летом и зимой, на удочки. Сетей тогда не было у нас, да и не нужны они были. У нас друг был, а у друга лодка, мы могли в отличии от других побывать на островах, порыбачить подальше от поселка. Но в основном они с моим старшим братом везде плавали, меня редко брали. Но вот помню раз взяли на рыбалку, мне лет восемь было. Пошли мы далеко, в район Высоцка. Там свалка была, ещё финская, старая и туда почему-то решили поплыть. Сколько там было оружия! Мой брат побольше повидал чем я, так пот на небольшой глубине дно просто блестело от него в солнечный день... Тогда ведь всего ничего ещё после войны прошло. У нас было разнос, даже пулемёт немецкий, МГ он вроде называется. И в войну мы играли настоящим, тайком от всех в лесу, только не стреляли конечно. Но однажды пацану одному ногу оторвало, или руку, точно не помню, боевой гранатой, так у нас всё поотннмали потом и следили чтобы мы не баловались. Но у нас всё равно оно было, прятали. А у брата моего шашка была финская, так отец когда увидел сё, то сразу отнял и утопил потом. Но вернусь к той рыбалке.

Памятник на старом кладбище

Приплыли мы к берегу, разожгли костёр, уху сварили. Там пирс рядом был, финны, видимо, построили. Так вот, рядом с пирсом мы нашли несколько миномётных мин. калибра где-то миллиметров 80, а может и больше. Решили их взорвать, положили в костёр, а костёр у нас рядом был не то с бетонным блиндажом, не то с ДОТом, не помню точно. Когда мины взорвались мы порядком оглохли, от блиндажа оторвало большой кусок бетона и нашу лодку разрубило им пополам. Таким образом мы остались без лодки. Шли пешком мы очень долго, все изодранные были, но Высоцкий остров подходит почти к посёлку. В итоге нас заметил рыбак на лодке и помог нам перебраться на материк, дома нам сильно влетело. Больше я ничего не взрывал сам, хватило. А ребята постоянно что-то взрывали. Помню, опять же на Высоцком, мы нашли артиллерийские позиции. Нас много тогда было. А там на этих позициях, ящики с патронами, гранатами и еще много чего. Мы пацаны были, всё интересно, ну мы там и копались. Самые отважные рыбу глушили гранатами, гранаты многие не взрывались, но некоторые срабатывали. Шума не боялись, на островах постоянно гремели взрывы, а у властей итак забот полон рот был. Им тогда не до островов было. Что говорить, тогда по островам почти всё нетронуто было, как и везде впрочем в тс времена.
Разминировать острова начали только в 60-х, когда грибники начали на минах подрываться. Помню сидели в школе и так рвалось всё, что чуть ли не стёкла вылетали...

На Ревонсаари бывали несколько раз. Очень большой и красивый остров с дорогами, по которым до сих пор можно ездить на легковушке без проблем. Финнов там очень много жило. У них там поместья были, земли пахотные, сады. Тогда сады ещё не одичали. Мы ели яблоки, смородину, вишню и много разных вкусностей. Остров сам по себе болотистый. Наткнулись мы там один раз на сбитый самолёт со свастикой, часть хвоста торчала из болота, подойти ближе не решались, опасались трясины. Броневик там нашли разбитый, не помню чей, вроде советский.
Сапёры как правило мины не вывозили, а складывали их горками под деревьями, сам много раз встречал такие кучки разнокалиберных болванок. На самом деле острова до сих пор не совсем разминированы, особенно Ревонеаарн. Когда он горст, года 4—5 назад рвалось очень сильно. В этом году рвался Вихревой когда горел. Смерть всё ещё ждёт кого-то... А не так давно пытался высадиться на один островок в северо-западной части залива, так не успел высадиться, как ко мне подошёл «милого» вида мужгпкж в камуфляже и с автоматом и сказал, что здесь находиться опасно, идёт разминирование.

А на Ревонсаари все сады полностью одичали, заросли. Остовы поместий до сих пор возвышаются трубами и стенами из гранита в два этажа, погреба рядом огромные, глубокие, очень много хозяйственных построек, сам всё это видел не раз. Находок много там было, в основном хозяйственные. Позиций там достаточно финских. Причём, что интересно, каждый защищал своп хутор сам. Например, стоит дом, постройки разные, а по окраинам хутора прорыты окопы. Вот как они за свою землю держались. Нашли даже автомобиль и трактор, правда сильно раздолбанные. Марки определить не удалось. Очень интересный остров, но опасный. Можно там так заблудиться, что выбираться долго придётся н болот много.
На Высоцком раньше были наши любимые грибные места. Сколько их там было! Сейчас остров активно застраивается дачниками, жаль, как по сердцу ножом. Проблема в том, что по нему можно передвигаться на автомобиле, поэтому там сейчас всегда полно туристов. Некоторых из них я бы вешал за ноги на сосне. Что они после себя оставляют, просто ужас. Мало того, все лесные пожары из-за них. А остров после пожара более-менее восстановится через 10—15 лет. Да что говорить, на полуострове Кипсрорт вырубается лес, тоже строятся дачи. А Рсвонсаари после того как горел, отдали финнам под вырубку, так теперь он на одну треть «лысый».
Находок в те годы много было. Многие, копая огороды, натыкались на интересные находки, зарытые погреба со скарбом, финны, наверное, думали что вернуться снова. На Лесной нам интересно было очень, это такая улица в посёлке. Она идёт вдоль речки Рокколо, которая сейчас Гороховкой называется. Там на рубеже реки сильные бон были. Мы из реки оружие доставали, винтовки. Там сейчас у моста памятник стоит. Мы туда грибы ходили собгграть, корзин не было мы их в каски собирали для удобства, кои там валялись в большом количестве. Ещё рассказывали, что где-то в лесу за речкой стоит колонна техники, разбомбленная советской авиацией при отходе финнов. Кто-то видел танки в болоте недалеко от посёлка, много тогда историй ходило.
Территорггально в посёлке существовало разделение на центр и окраину. Мы считались из центра, а пацаны с Лесной считались с окраины. Были компании, враждовали между собой, дрались, даже перестрелки были вроде. Всё было. Это потом потихоньку центр переехал уже в район Садовой, где сейчас центральный магазин. Вот так мы жили тогда.

В 1985 году был заключен контракт с АО Финн-строй на строительство в посёлке Советский жилого комплекса и модернизацию завода. За пятилетку было построено 12 пятиэтажных и один девятиэтажный жилой дом, банно-прачечный комплекс, два детских сада, гостиница и ресторан. Модернизирован завод, довольно серьёзно. Построены новые цеха, новая заводская труба, здание заводоуправления, очистные сооружения и многое другое.

Copyright MyCorp © 2017